История георгина

История георгина

Интерес к этому цветку никогда не был постоянным. Его то выращивали в королевских садах, то считали символом пошлости.

“Много миллионов лет назад на Землю стал наступать холод, потух последний костер и на этом месте возник первый георгин. Цветок пережил глобальное похолодание, а когда на Земле стало чуть теплее, он пустил новые ростки. С тех пор георгин символизирует всепобеждающую силу жизни”. Вообще сложно объяснить, как появилось это придание. Возможно, кому-то красные лепестки георгина напомнили пламя костра. По крайней мере, данные о том, что цветы георгина были найдены в столь древних пластах Земли, нигде не упоминаются.

Гораздо правдивее кажутся сведения о том, что георгины выращивали ацтеки, жившие на территории современной Мексики. Древние ацтеки использовали это растение таким же образом, как сегодня используют картофель. Дело в том, что корнеклубни диких георгинов съедобны, они содержат инулин – вещество, похожее на крахмал. Не исключено также, что индейцы использовали растение в ритуальных жертвоприношениях, ведь красный георгин был посвящен кровожадному богу войны Уицилопочтли. Каждые 8 лет ацтеки приносили богу человеческую жертву, вырезали сердце и клали его на алтарь, украшенный георгинами и агавами. Эти сведения вполне могут оказаться правдой, ведь империя ацтеков, как и цивилизация майя, были довольно жестокими. Ну а в пользу того, что ацтеки действительно могли выращивать георгины, говорит ареал распространения растения.

Родиной георгина считается Центральная Америка, это районы Перу, Чили и южная часть Калифорнии. Также в диком виде георгины встречаются в горных районах Мексики, именно здесь располагалось государство ацтеков. Кроме того, сохранились индейские названия георгина – ‘кококсоч’, что значит ‘полые стебли’, и ‘акокотли’, что переводится как ‘водяная труба’. Считается, что индейцы использовали растение в качестве водопровода. Конечно, из георгинов, растущих в наших садах, невозможно сделать водопровод, но в Америке растет дикий вид, достигающий 6 метров в высоту. Это растение вполне может претендовать на роль своеобразной трубы.
Кстати, позднее цветение георгина в наших широтах также можно объяснить условиями произрастания растения в дикой природе. Обычно пик цветения георгинов в нашей стране приходится на август и сентябрь, когда ночи становятся прохладнее. Здесь сказывается его происхождение, в диком виде георгин растет в условиях короткого дня и прохладной ночи. Этот цветок по-разному реагирует на продолжительность дневного освещения. Представители высоких широт лучше цветут, когда световой день длинный. Растениям экватора нужно всего 8 – 10 часов солнечного света, другие условия для растения неблагоприятны, поэтому, кстати, белые ночи могут затормозить цветение георгинов: растение получает слишком много света, из-за чего бутоны и не образуются.

Изначально в природе насчитывалось около 30 видов георгинов, из которых путем скрещивания потом вывели замечательные сорта георгин, которыми мы сейчас любуемся у себя на клумбах. Дикие георгины мало напоминают своих потомков, они скорей похожи на ромашку.

В Европу георгин попал только в конце 17 века. Семена этого растения были посланы директору ботанического сада города Мадрид. Он и назвал растение в честь ученика Карла Линнея, Андре Даля. Позже выяснилось, что уже существует кустарник с таким названием, поэтому растение переименовали в георгин, в честь петербургского ботаника, немца по происхождению, Иоганна-Готлиба Георги.

Стоит заметить, что георгин прибыл из-за океана в статусе овоща, но вкус его клубней не впечатлил европейцев, зато им понравились цветы. Так в Европе начался бум этого растения.

Во всем мире за растением все же закрепилось первое название георгина – ‘далия’ (dahlia), а у нас цветок стали называть ‘георгин’. В Россию георгин попал в конце 18 – начале 19 века, в то время этот цветок выращивали в основном в барских усадьбах или в крупных поместьях. Известно, что на осенней выставке в 1844 году было представлено 200 сортов георгинов, так что растение быстро вошло в моду.

В 20-е годы прошлого столетия на Невском проспекте в Петрограде цветочницы нанизывали соцветия георгинов на тонкие ивовые прутики, так георгины лучше продавались. Дело в том, что у старых сортов георгинов был очень слабый и короткий стебель, и его меняли на прочные ивовые веточки. Вскоре селекционеры исправили этот недостаток, так что у современных георгинов шапка из лепестков уверенно сидит на цветоносе. Георгины были очень популярны в России до 60-х годов прошлого века. Их можно было встретить даже на городских клумбах. Но постепенно интерес к растению пропал.

Георгины делятся на две группы – однолетние и многолетние. Многолетние размножаются клубнями, у них крупные махровые цветы. Летники, как правило, поскромнее. Их ежегодно высаживают семенами, но иногда и эти растения могут образовывать клубни. Эти корнеклубни также можно выкапывать, хранить и на будущий год снова высаживать у себя на участке. Современные сорта настолько разнообразны, что некоторые из них можно принять за неизвестные экзотические цветы.

В начале 20 века французы вывели георгины, напоминающие пышные средневековые воротники. Эту форму так и назвали – воротничковые. Есть георгины похожие на шарики, это так называемые помпонные георгины.

Георгины (краткая история культуры)

Георгины происходят из Мексики и Гватемалы, где в горах произрастает 12 видов этих растений.

Европейцы познакомились с георгинами еще в XVI в, по культурным формам, которые выращивались в Мексике в садах местного населения, однако только через два столетия – в самом конце XVIII в. они появились в Европе.

В 1785 г. Винцент Сервантес, руководитель ботанического сада в г. Мехико, послал георгины в королевский ботанический сад г. Мадрида ею директору Каванилле.

Каванилла в течение шести лет изучал георгины и в 1791 г. опубликовал ботаническое описание новых растений, присвоив им родовое название Далия (Dahlia) в честь Даля, – финского ботаника, ученика Линнея. В 1790 г. георгины из Мадрида были вывезены в Англию; в 1795 г. – в Германию и в 1804 г. – во Францию; из этих государств они быстро распространились по всей Европе.

На рубеже XVIII и XIX столетий директор Берлинского ботанического сада Карл Людвиг Вильденов дал новому растению другое родовое наименование георгина (Georgina) – в честь ученого, географа и этнографа Иоганна Готлиба Георги, академика Петербургской академии наук.

Вильденов, изучая георгины, обнаружил у них большую изменчивость семенного потомства: у сеянцев варьировали форма соцветий, их махровость и окраска, форма и строение листьев и т. д. Поэтому к родовому названию Dahlia он добавил видовое – variabilis, то есть изменчивая. В последствии, когда в ботанической науке окончательно утвердилось первоначальное родовое название Dahlia, к нему присоединили видовое variabilis, и теперь садовые георгины называют Dahlia variabilis hort. Название «георгина» (георгин) сохранилось только в России и довольно прочно вошло в состав русского языка.

Изменчивость георгинов облегчала выведение новых форм и сортов. Уже с 1808 г. селекцией георгинов начал заниматься инспектор ботанического сада в г. Карлсруэ Гартвич, а с 1824 г/ – немецкий садовник Христиан Деегел. Х. Дееген вывел более двухсот сортов георгинов, отличавшихся большим разнообразием окрасок и форм. В те же годы больших успехов в селекции георгинов достигли Англия и Голландия.

Новые сорта георгинов не были похожи ни на одно из известных тогда цветочных растений. Их оригинальность привлекла к ним всеобщее внимание. Георгины быстро распространились по всему миру и стали самым модным цветком того времени.

В 1836 г. в г. Йене состоялась первая выставка георгинов, где экспонировалось более 200 сортов. Огромной популярностью пользовались георгины в Чехии и Словакии. Там устраивались ежегодно (с 1837 г. по 1847 г.) пышные празднества в честь георгинов, которые привлекали множество народа.

В Россию георгины в больших количествах ввозили из-за рубежа. Так, уже в 1842 г. в Москве и Петербурге можно было купить большие коллекции георгинов, которые состояли из 200 сортов.

В 1844 г. в Москве состоялась осенняя выставка цветов, на которой впервые было экспонировано свыше 200 сортов георгинов. «Журнал садоводства» (№ 6 за 1844 г.) писал о ней: « . была выставлена превосходная коллекция георгин, состоявшая большей частью из пестрых цветов с разнообразнейшими переливами теней и с чрезвычайно правильной формой, как самих лепестков, так и их размещения чисто полусферического».

В пятидесятых годах XIX в. увлечение георгинами в Европе постепенно затухает. К этому времени было выведено более 3000 сортов. Это сорта с шаровидными соцветиями различной величины и окраски. Георгин стали называть плебейским, ледяным или холодным цветком. Выражали удивление, как и за что он незаслуженно пользовался такой популярностью у цветоводов.

Читайте также:  Болезни лилий. Борьба с болезнями лилий

Однако вскоре георгин вернул себе прежнюю славу. Произошло это потому, что к селекции был привлечен новый вид, ранее не известный в Европе.

В 1872 г. из Мексики в Голландию ван дер Бергу прислали семена георгина с изящными цветками, напоминавшими цветки кактусов. Этот вид был назван Dahlia juarezi. Ван дер Берг быстро его размножил, и уже в 1877 г. вид появился в Германии, Англии, Франции и США. Широко развернулась селекционная работа с привлечением этого вида, которая привела к появлению садовых кактусовых георгинов.

Гибриды старых шаровидных и кактусовых георгинов отличались довольно большим разнообразием форм, а также расцветок. Однако у них имелся один важный недостаток: соцветия на кустах были прикрыты листьями и очень непрочно скреплены с короткими цветоносами. Поэтому закономерно, что в годы, предшествовавшие первой – мировой войне, для улучшения габитуса тогдашних сортов георгинов селекционерами в качестве родительской формы была привлечена георгина Мерка. Этот вид имеет отличие в том, что его соцветия расположены над кустами и имеют очень прочные цветоносы длиной до 60 см. (Любопытно, что в двадцатые годы в Петрограде цветочницы, которые продавали георгины на Невском проспекте, накалывали соцветия на ивовые прутики длиной,40-50 см, заменяя ими короткие цветоносы. В результате, в таком подправленном виде товар раскупался значительно лучше.).

Теперь же у современных сортов георгинов соцветия прочно скреплены с длинными стройными цветоносами и высоко возвышаются над компактными кустами. Эти положительные признаки были унаследованы от георгины Мерка.

Еще в дореволюционной России не было отечественных сортов георгинов, так как существовало убеждение, что селекция георгинов у нас в стране невозможна. В самом начале двадцатых годов Советское правительство закупило в Америке большую коллекцию георгинов, которая вскоре была высажена на Братцевской станции новых культур. Затем разные сорта георгинов стали поступать из-за границы в Главный ботанический сад Академии наук СССР, в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию, ВИР, другие научно-исследовательские институты, а также тресты зеленого строительства. Далее уже отсюда они распространились по всей стране. Несомненно, что интерес к георгинам неизмеримо вырос. Это было понятно, так как ввезенные современные сорта отличались от старых несравненно более высокой декоративностью. Однако главное достижение в отечественном цветоводстве состояло в начавшейся селекционной работе – с георгинами. Было, наконец, покончено с полуторавековым отставанием нашей Родины в этой области.

Пионерами отечественной селекции георгинов стали такие ученые, как Д. П. Козлов, Е. М. Титова и П. Я. Титов, члены Московского общества испытателей природы, учрежденного, при Московском государственном университете. В 1939-1940 гг. на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (ВСХВ) Д. П. Козлов выставил 210 сортов георгинов, выведенных им в условиях Подмосковья. В результате его георгины имели огромный успех у посетителей ВСХВ. Это были первые георгины, рожденные в Стране Советов. У Д. П. Козлова появились талантливые последователи.

В годы второй мировой войны было не до георгинов, но сразу после великой Победы увлечение ими вспыхнуло с новой силой. В это время начала свою замечательную работу плеяда талантливых селекционеров, среди которых необходимо упомянуть А. А. Грушецкого, М. Ф. Шаронову, создавшую сорта георгинов, прогремевшие на весь мир, А. А. Миронову, Г. И. Петрусевича.

В настоящее время в нашей стране работает много селекционеров, которые выводят сорта георгинов, приспособленные к условиям разных климатических зон. По своему качеству современные сорта не только не уступают лучшим зарубежным, но чаще всего их существенно превосходят.

История георгина

Краткие хронологические данные из истории развития георгинов

В 1615 году живший в Мексике испанский врач Ф. Хернандец впервые описал георгины. В его трудах они носили местное название “акокотля”. Описание сопровождалось рисунками простой и полумахровой георгины. В 1787 году директор Мадридского ботанического сада А. Каванилла из семян, присланных ему из Мексики, получил цветочные растения, которые он назвал Далия (Dahlia) в память шведского ботаника А. Даля, ученика К, Линнея. Из Испании георгины попали в Англию (1798 г.), во Францию (1800 г.) и одновременно в Германию. В 1803 году немецкий ботаник Карл Людвиг Вильденов назвал мексиканское растение “акокотля” по-новому — Георгина (Georgina) в честь своего друга, петербургского ботаника Иоганна Готлиба Георги.

Фотография ЭДСР.

Долгое время оба родовых названия — Dahlia и Georgina – существовали параллельно, но впоследствии в ботанической литературе утвердилось первое, приоритетное — Dahlia. Название Georgina (георгина) сохранилось только в России и прочно вошло в русский язык.

После появления в Европе георгины около 30 лет культивировались как тропические растения в теплых оранжереях, и получались они довольно хилыми. Французский ботаник Де Кандоль первым высадил георгину из оранжереи прямо в гряду на открытом воздухе в ботаническом саду в Монпелье. Результат превзошел все ожидания, и после этого культура георгины различных сортов начала свое триумфальное шествие.

Мексиканские пришельцы начали быстро распространяться в садоводстве и среди любителей-цветоводов. Уже в 1808 году в Германии появились большие коллекции шарообразных махровых георгинов. Эти цветы стали модной рыночной новинкой, один экземпляр хорошего нового сорта стоил до 10 фунтов стерлингов (околр 100 рублей золотом). Коллекция георгинов была собрана в саду у жены Наполеона — Жозефины.

30-е годы XIX века можно назвать “золотым веком георгинов” — число их сортов выросло до 3000. Были выделены формы полумахровых георгинов (анемоновидные), затем появились ли -липутовые, или помненные георгины.

В Россию георгины ввозили из-за рубежа. Так, уже в 1842 году в Москве и Петербурге можно было купить коллекции георгинов, состоящие из 200 сортов.

В 1872 году в Голландии появились новые формы георгин с оригинальной скрученностью язычковых лепестков, которые потом получили название кактусовых. В начале XX века во Франции были выведены георгины, лепестки которых напоминают пышные средневековые воротники, за что и получили название воротничковые.

Гибриды старых шаровидных и кактусовых георгинов отличались огромным разнообразием форм и расцветок. Однако у них имелся один существенный недостаток: соцветия на “кустах” были прикрыты листьями и очень непрочно скреплены с короткими цветоносами (любопытно, что в 20-е годы в Петрограде цветочницы, продававшие георгины на Невском проспекте, накалывали соцветия на ивовые прутики — в таком подправленном виде товар лучше раскупался). Поэтому закономерно, что в годы, предшествующие Первой мировой войне, селекционерами была привлечена георгина Мерка (Merckii). Этот вид отличается тем, что его соцветия расположены над “кустами” и имеют очень прочные цветоносы длиной до 60 см. Теперь у современных сортов георгинов соцветия прочно скреплены с длинными цветоносами и возвышаются над компактными “кустами”. Эти признаки они унаследовали от георгины Мерка.

В дореволюционной России не было отечественных сортов георгинов: господствовало убеждение, что у нас в стране селекция георгинов невозможна. В самом начале 20-х годов Советское правительство закупило в США коллекцию георгинов, которая была высажена на Братцевской станции новых культур. Затем сорта георгинов стали поступать из-за рубежа в Главный ботанический сад Академии наук СССР, Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Всесоюзный институт растений и другие научно-исследовательские институты и тресты зеленого строительства. Отсюда они распространились по всей стране. Интерес к георгинам неизмеримо вырос. Началась интенсивная селекционная работа над ними. Пионерами отечественной селекции георгинов стали Д.П. Козлов, Е.М. Титова и П.Я. Титов, члены Московского общества испытателей природы, учрежденного при Московском государственном университете. В 1939-1940 годах на Всесоюзной хозяйственной выставке Д.П. Козлов выставил 210 сортов георгинов, выведенных им в условиях Подмосковья. Его георгины имели огромный успех у посетителей выставки. Это были первые георгины, рожденные в нашей стране.

В годы Второй мировой войны было не до георгинов, но сразу после победы увлечение ими вспыхнуло с новой силой. На первых послевоенных скромных выставках прозвучали имена А.А. Гущенко, М.Ф. Шароновой, В.И. Кукланова, С.Г. Валикова, К.И. Пашевой, Л.А. Мироновой. В.И. Петрусевича, а затем — Б.Я. Алишоевой, А.Н. Сидоровой, И.Н. Ниссоновой, В.М. Суханова.

До настоящего времени в нашей стране работают много селекционеров, выводящих сорта георгинов, приспособленных к условиям разных климатических зон. По своим качествам эти сорта не только не уступают лучшим зарубежным, но и зачастую их существенно превосходят.

Читайте также:  Болезни флоксов. Борьба с болезнями флоксов

Интенсивная селекционная работа, проводившаяся во многих странах мира, привела к созданию огромного количества сортов георгинов — сейчас их уже насчитывается несколько десятков тысяч. Они настолько разнообразны, что возникла необходимость в их садовой классификации.

В разное время в Германии, Англии, США, и Чехословакии были разработаны классификации, однако ни одна из них не могла претендовать на простоту и универсальность. Поэтому в Брюсселе в 1962 году была выработана и принята всеми государствами классификация, которая заменила старые национальные. По этой классификации все сорта георгинов разбиты на 10 секций, групп или классов: 1 — немахровые, 2 — анемоновидные, 3 — воротничко-еые, 4 — пионовидные, 5 — декоративные, 6 — шаровидные, 7 — помпонные, 8 — кактусовые, 9 — полукактусовые, 10 — переходные (смешанные). К той или иной секции сорта причисляются по признакам махровости, строения соцветия, формы сложнолепестковых цветков-лепестков и размеру соцветия.

Какова история георгин?

Георгин, он же георгина, он же далия, он же жоржина, на родине своей, в Мексике некогда именовался акокотли (аккотля), «водяная труба», или же кококсоч, что означает «цветок с полыми стеблями». Некоторые авторы, правда, утверждают, что к мексиканским корням этого растения следует добавить гватемальские, другие — перуанские и чилийские.

Но с этим пусть разбираются специалисты. Мне кажется, что гораздо любопытнее другой факт: индейцы употребляли в пищу клубни растения, а полые стволы использовали в качестве водопроводных труб. Нам это сейчас может показаться странным, но ведь мексиканские георгины, по сравнению с нашими — просто великаны. Dahlia imperialis, например, достигает нескольких метров в высоту.

Почти через столетие после того, как Фернан Кортес казнил императора ацтеков Монтесуму II, испанский доктор Ф. Хернандес впервые описал георгины, сохранив одно из местных названий — аккотля. Это случилось в 1615 году. Затем во второй половине VIII века еще несколько европейцев обратили внимание на цветы в Гуаксаке и отправились собирать их для ботанического сада Мехико, а заодно и для посылки в Мадрид.

Когда клубни георгин были доставлены в Испанию, предполагалось, что можно, следуя индейской традиции, использовать их для удовлетворения гастрономических интересов, наподобие картофеля. Но вкус клубней оказался неподходящим для европейских желудков, зато цветами монарх был так восхищен, что повелел выращивать только в королевском саду дворца Эскуриал.

А. Каваниллис, королевский ботаник, изучив растение, дал ему не только описание, но и другое название — далия — произведенное им от имени своего шведского коллеги А. Даля, ученика Карла Линнея. Несмотря на все предосторожности, предпринимавшиеся для того, чтобы сохранить мексиканское чудо только в одном месте, не прошло и полутора десятка лет, как оно появилось во Франции, и вскоре — Англии и Германии, Бельгии, Голландии.

В некоторых источниках история эта представляется просто детективной: будто бы цветы были похищены с клумб, будучи вырванными из них вместе с объемистыми комьями земли, эти самые клумбы оказались совершенно изуродованными. Испанский монарх разгневался страшно и тут же приписал кражу французам, поскольку с ними страна имела на ту пору напряженные отношения. По другой версии, посадочный материал георгин был подарен маркизе Бьюб, жене английского посла в Испании.

Но и поведение германцев Мадриду не понравилось. Дело в том, что немецкий селекционер Карл Людвиг Вильденов возразил против уместности названия «далия» на том основании, что ранее его уже получил один из южноамериканских кустарников, и предложил переименовать растение в георгин, в честь профессора Петербургской Академии наук Иоганна Готлиба Георги. Так что Россия оказалась определенным образом причастной к происхождению слова, столь привычного сегодня нашему уху. Но в научных классификациях цветок именуется Dahlia.

Затем случилась неприятность: георгины-далии в Европе стали хиреть, и чтобы спасти их, нужна была экспедиция на поиски дикорастущих видов, дабы произвести скрещивание с ними. Честь находки принадлежит Александру Гумбольдту и Эме Бонплану: пять лет они странствовали по Америке, побывав в Венесуэле, Колумбии, Чили, Перу, Бразилии, на Кубе, в США, и лишь в горах Мексики их столь долго поджидала удача.

XIX век называют золотым для георгин, ибо Европа пережила «георгиновую лихорадку». Цены как на срезанные цветы, так и на клубни до того подскочили, что стали возникать легенды о том, как бедные садовники благодаря ей становились чуть ли не миллионерами (впрочем, вкупе с «тюльпановой лихорадкой» — очень может, что такое случалось). Благодаря этому обстоятельству георгины «добрались» и до России: после показа их на выставке цветов в Москве в 1884 г. начался настоящий бум.

В наши дни любому любителю-садоводу не составляет труда приобрести георгины для своего сада, а ведь когда-то в честь них устраивались пышные празднества для знати, и не всем они были, что называется, по карману. Конечно, есть множество цветов, чья история в Европе гораздо длиннее, но согласитесь: у этого относительно молодого «европейского жителя» она оказалась довольно бурной.

А помните, как у Афанасия Фета?

Вчера — уж солнце рдело низко —
Средь георгин я шел твоих,
И как живая одалиска
Стояла каждая из них.

Как много пылких или томных,
С наклоном бархатных ресниц,
Веселых, грустных и нескромных
Отвсюду улыбалось лиц!

Казалось, нет конца их грезам
На мягком лоне тишины, —
А нынче утренним морозом
Они стоят опалены.

Но прежним тайным обаяньем
От них повеяло опять,
И над безмолвным увяданьем
Мне как-то совестно роптать.

Георгина. История и легенды

Во второй половине прошлого столетия георгины были очень популярным цветком как на садовых и приусадебных участках.

Мода меняется не только на одежду, на прически и на слова. Мода меняется и в отношении цветов. Теперь как-то не принято дарить георгины, поэтому они, как цветы на срезку, мало ценятся.

Все же многие цветоводы по-прежнему продолжают их выращивать и восхищаться великолепием и разнообразием георгин. Тем более, что с каждым годом коллекции этих замечательных цветов продолжают пополняться. Селекционеры не перестают работать с георгинами, поэтому и появляются различные новые сорта – от мини до гигантских. Да и обилие форм цветка не перестает удивлять и восхищать любителей георгин.

Интересна история георгин и еще более интересны легенды об этом цветке.

Первая легенда рассказывает о том, как вообще появился на земле цветок георгина. Эта легенда повествует о том, что георгина появилась на месте последнего костра, который угас при наступлении ледникового периода. Этот цветок первым пророс из земли после прихода тепла на землю и своим цветением ознаменовал победу жизни над смертью, тепла над холодом.

Одна из легенд рассказывает о том, как в далекие времена георгина не была так распространена, как теперь. Тогда она была лишь достоянием царских садов. Красотой этих прекрасных цветов имели возможность наслаждаться только царская семья и придворные. Этот цветок тогда еще не имел своего нынешнего названия. Никто не имел права вынести или вывезти георгину из дворцового сада.

В том саду трудился молодой садовник по имени Георгий. И как положено во всех легендах, была у него возлюбленная, которой и подарил он однажды прекрасный цветок – георгину. Он тайком вынес росток георгины из царского дворца и весной посадил его у дома своей невесты. Это не могло оставаться тайной и до царя дошли слухи о том, что цветок из его сада теперь растет и за пределами его дворца. Гневу царя не было предела. По его указу садовник Георг был схвачен стражей и посажен в тюрьму, откуда ему не суждено было выйти никогда. А георгина с тех пор стала достоянием всех, кому пришелся по душе этот цветок. В честь садовника и был назван этот цветок – георгина.

Другая легенда рассказывает, будто бы все так же в древние времена русский мореплаватель по имени Георгий увидел в одной из экзотических стран, в которой однажды останавливалось его судно, прекрасный цветок, который сразил его своей красотой и великолепием. Он решил взять с собой на родину корни этого цветка, чтобы посадить его у своего дома и удивить красотой своих друзей и знакомых.

Читайте также:  Вредители и болезни клематисов

Однако он не довез его домой, а подарил королю одной из заморских стран, где пришлось остановиться Георгию. Услышав от Георгия рассказ о великолепном цветке и узнав, что мореплаватель везет с собой его корни, король стал уговаривать Георгия отдать ему корни этого цветка. Король был щедр и предлагал взамен все, что пожелает мореплаватель. Но тому ничего не было нужно, он и без того был богат.

В конце концов король уговорил мореплавателя и тот просто подарил королю корни цветка, не взяв взамен ничего. Позже, когда георгина расцвела в королевском саду, король был восхищен ее великолепием. И в благодарность русскому мореплавателю он дал имя цветку – георгина.

Вот такие красивые легенды о георгине. А как же на самом деле было? Откуда появился этот цветок в наших садах и когда это произошло?

На самом деле дикие георгины произрастали в горных районах Перу, Мексики, Чили. Корни этих цветов служили пищей для ацтеков кечуа, проживавших в давние времена в тех районах. Точных данных нет, но по одной из версий, более четырех столетий назад два испанских путешественника, побывавших в тех краях, захватили с собой на родину корни этого растения. Везли они в Европу корни георгин в качестве пищевого растения. Однако вкус георгин не произвел впечатления на европейцев, а вот сами цветы удивили своей красотой. Поэтому и стали выращиваться георгины в качестве декоративных растений в садах Европы.

Клубни георгин изначально были приобретены мадридским Ботаническим садом. Директором сада были исследованы и описаны три вида этого растения, которым он дал название “Далия” – в честь шведского ботаника Даля.

Георгиной же этот цветок стал называться с 1803 года. Это название было дано ему Карлом Вильденовом – немецким селекционером. Он заметил, что название “далия” уже существует – так назывался один из южноафриканских кустарников. Поэтому он предложил ботаникам дать цветку другое название – георгина. В честь своего славного коллеги – академика Императорской Академии наук и художеств Санкт-Петербурга Иоганна Готлиба (Йоханн Готтлиб) Георги.

Однако название “георгина” прижилось только в России. На английском языке он так и остался “далией”.

Георгин

ГЕОРГИН (Dahlia). У этого цветка, что не типично, два официальных названия. Первое – «Далия» было дано в 1791 г. в честь известного шведского ботаника А.Даля. Но позже выяснилось, что так уже был назван один кустарник и поэтому в 1803 г. растение переименовали в «Георгина» – в честь Петербургского академика Иоганна Георги. Со временем за растением закрепилось первоначальное название – далия и только в России его называют георгином.

Родина георгина – Южная Америка. Вместе со многими местными растениями (например, бархатцами, циннией, настурцией, рудбекией, монардой, флоксами и др.) он попал в Европу, а вот как именно, единого мнения нет.

По одной из версий, клубни георгинов в конце XVIII века привезли на родину два испанских путешественника, считая их овощем. По другой, почти детективной, в 1787 году правительство Франции направило своего агента Меновиля в Мексику, чтобы он выкрал там насекомое кошениль, из которого получали высокоценимый в то время кармин – красный краситель. Тот успешно выполнил свою миссию и заодно привез поразивший его своей красотой цветок – Георгин. Так или иначе, из Испании георгины попали в Англию, Францию и Германию, а потом распространились повсеместно. Легенд о георгине немного, он ведь в Европу попал сравнительно недавно, и похожи они на эхо реальных событий, а его история сама похожа на легенду.

Вначале, уже знакомые с картофелем, завезенным намного раньше, испанцы к георгину отнеслись как к новому овощу, но вкус их оказался настолько отвратительным, что, по преданию, его отказывалась есть даже самая неприхотливая скотина. Зато цветами георгинов монарх был так восхищен, что приказал выращивать их только в парках королевского дворца Эскуриал. Было запрещено не только вывозить их из страны, но и вообще выносить за пределы дворцового парка и запрет этот соблюдался целых 13 лет. Но потом, то ли подкупив садовника, то ли попросту выкрав, кто-то вывез клубни георгинов во Францию. Стали они расти на клумбах версальского парка короля Людовика XIV, и очень долго оставались цветком царей и вельмож, а народ сложил вот такую легенду.

В далекие времена георгин был царским цветком и мог расти только в дворцовом саду. Ухаживал за ним молодой садовник по имени Георгий. Несмотря на суровый запрет, он тайком вынес росток георгины из царского дворца и весной посадил его у дома своей невесты. Дошли до царя слухи о том, что цветок из его сада теперь растет за пределами дворца. Разгневанный, приказал он заточить навечно садовника в тюрьму. Но царский цветок уже вырвался на волю и стал любимым в народе. В честь молодого садовника Георгия, отдавшего жизнь за его свободу, назвали его георгином.

В русской легенде тоже обыгрывается это имя, но без трагического конца. В давние времена русский мореплаватель по имени Георгий увидел в одной из дальних стран, в которой однажды останавливался его корабль, прекрасный цветок. Он решил взять с собой на родину его корни, чтобы посадить у своего дома и удивить небывалой красотой своих друзей и знакомых. Однако он не довез его домой, а подарил королю одной из заморских стран, где пришлось остановиться Георгию.

Услышав от него рассказ о великолепном цветке, и узнав, что тот везет с собой его корни, король стал уговаривать отдать ему их. Король был щедр и предлагал взамен все, что пожелает мореплаватель. Но тому ничего не было нужно, он и без того был богат. В конце концов, король уговорил мореплавателя и тот просто подарил королю корни цветка, не взяв взамен ничего. Позже, когда георгин расцвел в королевском саду, он был восхищен его великолепием, и в благодарность русскому мореплавателю он дал имя цветку – георгин.

Быстро распространившись по разным странам, этот цветок становится, как когда-то тюльпаны, очень популярным. В начале XIX века в Европе началась настоящая «георгиновая лихорадка». Цены, как на цветы, так и на клубни невероятно подскочили, например, стоимость одного куста достигала порядка 100 золотых рублей. Этот бум продолжался до начала 30-х годов XX века, в это время георгины появляются и в нашей стране, сразу завоевав популярность не только в среде аристократов, но и среди простого народа. Потом мода на них то проходит, то вновь возрождается.

В 20-е годы прошлого столетия на Невском проспекте в Петрограде цветочницы нанизывали соцветия георгинов на тонкие ивовые прутики – так георгины лучше продавались. Дело в том, что у старых сортов был очень слабый и короткий стебель, и его меняли на прочные ивовые веточки. Вскоре селекционеры исправили этот недостаток, так что у современных георгинов шапка из лепестков уверенно сидит на цветоносе.

Населявшие в доколумбовые времена Мексику ацтеки в буквальном смысле слова поклонялись георгину. Они почитали его как живое воплощение Солнца (в империи ацтеков красные георгины «заменяли» солнце в храмовых ритуалах), он украшал корону бога войны, а воины изображали цветок на своих щитах и одеждах, носили как амулеты, считая, что он придает силы и храбрости.

Его съедобные клубни были излюбленным лакомством местного населения, а полые стебли георгины твердые, как бамбук, применялись для сооружения водопроводных сетей, ведь мексиканские дикие георгины, по сравнению с нашими, просто великаны. Например, вид Dahlia imperialis, достигает 5, и даже 6 метров в высоту.

По одной из местных легенд георгины появились на месте последнего угасающего костра при наступлении ледникового периода, как знак того, что холод не вечен, что жизнь и радость на земле воскреснут. Он первым пророс из земли после прихода тепла, и своим цветением ознаменовал победу жизни над смертью, тепла над холодом.

Георгин является символом всепобеждающей силы жизни, стойкости, свободы, неприступности и гордости, а в Японии георгины являются символом величия. Как правило, их преподносят в знак уважения и дружбы, а также в особо торжественных случаях. Сегодня национальный цветок Мексики – это георгин.

Ссылка на основную публикацию